intens_karakulidt

"Конец зимы – депрессивный период. Пассивно переждать его невозможно, потому что энергия в теле угасает, а состояние внутренней тревоги множит душевное страдание. Главный редактор «Культпросвета» решила освоить самый главный язык для общения с собой – танец, отвлечься от тяжких мыслей и высечь искру изнутри."

Двухдневный эксперимент не прошел зря: в теле по-новому заиграли не только мышцы, но и когда-то полученные абстрактные знания по истории современного танца. А ниже – впечатления от занятий на интенсиве по contemporary dance и комментарии магнетической Ольги Лабовкиной.

Формат. Профессиональный уровень

Записываясь на интенсив, я не интересовалась, что конкретно придется делать и в каком объеме – дотянуть бы до весны. Моя подготовка – техно-вечеринки, танцы в пижаме и ежедневная минута двадцать в планке. Моя цель – разрушить привычный образ мыслей и представление о себе, освободить тело и рискнуть переступить его границу, качая энергию и определяя ее направление.

Формат занятий – интенсив. Интенсив (или мастер-класс) – это концентрированный поток информации, его главное отличие от обычного урока – в насыщенности. Урок более низкий по темпу и требует определенного терпения, внимания к мелочам. На интенсиве я даю основы, которые танцоры потом смогут развивать самостоятельно, вырабатывать свою лексику, применять в постановках. На интенсиве мы стараемся сохранять баланс, делая класс динамичным и в то же время содержательным, чтобы не возникало ощущения поверхностности.

На занятия могут приходить все желающие с разным уровнем подготовки, но имеющие представление о современном танце. Несколько лет назад мы проводили лабораторию для людей без танцевальной подготовки. Мы исследовали движение и его влияние, изучали телесную коммуникацию, работу в группе, общение через жест, анализировали объект и контекст, работу с телесными образами. Мы занимались десять дней по четыре часа и полностью погружались в процесс. На интенсиве мы не станем затрагивать эти темы слишком глубоко, а будем заниматься техникой современного танца, его методами и приемами, а также рассмотрим технику партнеринга. Партнеринг в Беларуси практически никто не преподает, его касаются, но как предмет не рассматривают.

body-empaty-1

Отличие контактной импровизации от партнеринга

Принципы схожие, но главное отличие в философии. Контактная импровизация – практика, направленная на процесс общения между людьми и с самим собой через движение. А партнеринг – это всегда сочетание самого процесса и создания продукта, который в итоге можно показывать. Это способ взаимодействия в паре и изучение принципов, которые могут быть частью перформативного спектакля. Контактная импровизация – это не просто упражнения, а процесс с терапевтическим эффектом. Те, кто работает с телом, понимают, как сильно мы в последнее время оторваны от природных корней: мы уходим в виртуальные пространства, технологии – тело исчезает. Такая практика позволяет наладить связи со своим телом, научиться с ним разговаривать, считывать его сигналы, через него общаться со внешней средой. Контактная импровизация позволяет снять телесные и эмоциональные зажимы. Зритель из этого процесса исключен. Это важное отличие: ты занимаешься интимным процессом и не должен демонстрировать результат.

Отражение. Объем. Поверхность

Самым неожиданным открытием для меня стала телесная память. Игра в обезьянку здесь имеет твердую почву – жест, движение, интонация. Повторять легко, но как заговорить на языке, которого еще нет? Ощущать импульс, внутренние колебания и отпускать движение. Хочется что-то сказать, но что и как именно, еще невозможно выразить. Отражение в зеркале неловко, фантазия примитивна. Скорее всего, все не так уж и плохо для первого раза, но утешения не для меня. Пробуксовка неизбежна, когда перед глазами 20 тренированных танцовщиков. Стыд, радость и дерзость.

Я люблю танцевать в классе, где нет зеркал. Иногда на занятиях мы их завешиваем, потому что взаимодействие со своим отражением не дает объемного ощущения от танца – это плоская поверхность. А многие ощущения разрушаются из-за того, что ты стремишься соответствовать форме, которую представляешь. Если твое тело не соответствует, начинаются комплексы, раздражение и зажимы. Мне ближе концентрация на внутренних ощущениях. Движение будет более выразительным, если налажены взаимосвязи внутри мыслеобраза и тела.

body-empaty-2

Контакт

Партнеринг – тонкая вещь. Здесь все происходит как в жизни: если между партнерами нет понимания и доверия, гармоничного танца не получится. Иногда желание привести к быстрому результату превалирует, но ты не можешь прыгнуть в доверие: оно строится постепенно, его нужно осознать и вырастить. Проблемные моменты надо проговаривать, иначе дисбаланс будет продолжаться.

Поскольку партнерингом интересуются люди с разным бэкграундом и уровнем подготовки, то, конечно, могут возникать несостыковки. Но, мне кажется, это в любом случае полезная практика поиска общего телесного языка с партнером. Это воспитание в себе нужных качеств – прекрасный опыт для обоих.

Мы с Сашей (Александр Филиппов – прим. «Культпросвет») постфактум обсуждали январские занятия и поняли, что приведение к форме мешает погрузиться в процесс создания общего пространства между партнерами. Поэтому 25 февраля еще более медленно и подробно остановимся на важных моментах, проработаем ситуацию доверия и ощущения общего ритма. Существует архитектура тела, и нужно приноровиться, чтобы работать с ней, ведь все мы разные, у каждого свои скорости. Точно так же есть основные физические величины – баланс и ось, которые надо пройти и усвоить, чтобы словить ритм и рискнуть в паре.

body-empaty-3

Пространство в паре

Накаляется. Электризуется воздух. Мышцы сокращаются, напрягаются. Танцевальные элементы со стороны выглядят эстетично и сексуально. Очевидно, что для танцовщиков их собственные тела и тела партнеров – это инструменты. В танце существует энергия полярно заряженных тел, визуальный контакт. Происходит невербальный диалог. Для меня было непривычно раскрываться так перед кем-то посторонним. Работа тела на пределе для абсолютного большинства была нормой, мои же мысли не успевали за импульсом тела.

Насчет сексуальной энергии. Принято считать, что нет-нет-нет, мы тут не про это. Волнение может возникать, потому что это телесная встреча, но энергия перенаправляется. Сенситивные ощущения сохраняют тонкую грань: это может быть чувственно, но не сексуально. Я чувствую эту грань и стараюсь за нее не заходить. Этой энергии не стоит бояться, а, наоборот, нужно работать с ней осознанно. Для опытного танцора прикосновение – привычная вещь, но здесь важно сохранять обостренную чувствительность к хорошо знакомым и отработанным приемам. Работа с партнером – это, прежде всего, работа с энергетическим, ментальным и физическим материалом.

Насчет пространства в паре. Работа с собой – это первый этап, и он не прекращается. Внимание должно распределяться между собственным телом и телом партнера. Важно, чтобы танцор в паре видел ситуацию целиком, а не фокусировался на своей части работы, развивал умение не только вести за собой, но и прислушиваться к тому, что предлагает партнер. И организовывать общее пространство таким образом, чтобы каждый в форме игры мог легко переключаться с роли ведущего на ведомого.

В жизни тоже так, потому что все взаимосвязано. То, как человек входит в танцевальный зал, напрямую отражает то, как он входит в общество и вступает во взаимодействие с другим человеком и с жизнью. Все сразу видно: быстро ли он включается, есть ли в нем нетерпение, встречает ли он сложную ситуацию с внутренним сопротивлением, может ли перевести конфликт в шутку, любит ли он вести или быть ведомым – все это отражается через тело. Я не люблю формальное существование вместе, когда внутри нет жизни. Живой момент случается, когда я осуществляю выбор, а не когда действую по накатанному сценарию. Я очень чувствительна к таким вещам. Партнеры не должны бояться смотреть друг другу в глаза, должны реагировать на изменение ситуации. Важно распределять внимание между собой, партнером и целым – находить кросс-связи на микро- и макроуровнях.

body-empaty-4

Связь тела и сознания

Любая эмоция имеет физическую оболочку. Если физику освободить, то освобождается и внутреннее напряжение. Для танцовщика важна как физическая составляющая, так и ментальная. Есть такое понятие в контемпорари – теломысль. Танцовщик, не умеющий импровизировать, воплощать образную задачу – я говорю сейчас не о соматических вещах, а о росте для тех, кто собирается дальше двигаться в этом направлении, – не способный предложить нетривиальное решение хореографу, теряет профпригодность. На любом кастинге на ментальную подготовку смотрят даже больше, чем на физическую.

Лексика. Язык тела

Контемпорари – это всегда исследование. Существуют популярные техники Марты Грем, Мерсе Каннингем, Хосе Лимона, разработанная система восприятия пространства Рудольфо Лабана, и, конечно, большинство танцоров владеют этой информацией. Но нужно двигаться дальше, искать уникальный язык. В контемпорари нет четкого алфавита движений, но есть принципы. Если ты оставляешь тело и сознание мягкими и открытыми, то будешь легко развиваться и реагировать на образные, поэтические или сущностные задачи, поставленные хореографом. Иногда мне нужна четкая физическая задача, ограничение, но мне также нравится задействовать эмоциональную составляющую. В то же время каждое тело уникально, и получается, что танцовщик – единственный режиссер движений и реакций на заданные задачи и образы. В этом океане приятно плавать и находить близкое. Иногда это интуитивный путь, иногда четкая цель.

Текст: Анна Довгель
Фото: Анна Довгель
Материал взят: Культпросвет интернет-журнал о театре и взаимодействии искусств